Этот милый человечек всем и каждому знаком минус

Песни Советского Союза (каталог-определитель). Пионерские и детские песни

этот милый человечек всем и каждому знаком минус

Кто с детства каждому знаком? Кто не ученый Куда везете столько человек? . Это всем известно в целом мире! .. Мой милый товарищ, мой летчик. Открылась дверь, всем приказали выходить и строиться возле машины. меня: что же это за диковина такая — Новиков, из-за ко- торого столько шума. Песенка о смешном человечке Выставить этот минус трек на форуме Этот милый человечек всем и каждому знаком На асфальте, у крылечка и на .

Цветом, видел, бело-черно-зеленая, как доллар, а вместо президента — их просветитель Катанов в форме то ли прокурора, то ли железнодорожника… А у нас в театре взамен части зарплаты талоны на продукты питания сделали. Один талон равен десятке, и отовариться можно в нескольких магазинах города, с кем насчет этого есть договор. Деньги же дают очень редко и понемногу… Хе, помню, как выдали эти талоны впервые, сразу на месяц. Весь театр ушел в загул. Сорвали несколько спектаклей, пировали, а потом взвыли: До конца месяца питались в долг в театральном буфете бутербродами, сосисками, кофе.

С тех пор бухгалтеры дают талоны строго на неделю, актеры и прочие научились более-менее растягивать, успокоились. Нет, жить кое-как.

этот милый человечек всем и каждому знаком минус

Многим куда хуже, наверно. Встаю, беру стул, карты с тумбочки. Сажусь рядом с Лехиной кроватью. По коридору тяжелые шаги и удары ботинком в стену время от времени. Так обычно возвращается домой наш сосед справа. Сане вот-вот в армию. Один ребенок у них есть, полуторагодовалый сынишка, ждали второго, но что-то с женой случилось и — выкидыш, короче.

Не смогла пару месяцев доносить. Может, и Санек постарался по пьяни. Они частенько хлещутся… В общем, теперь Саньке в армию. Я раскидал по шесть измусоленных, изжеванных карт. Бросаю ему пару семерок, для начала. А за стеной начинается соседский вечерний концерт. Мне теперь все равно, мне так и так!. Перебрасываемся картишками, отбиваемся, пытаемся друг друга завалить. По соседству полыхает скандал.

Вроде и драка началась. Так им и. Кхе, вот он и бесится. Его в армаду, а она тут с нами… — Неплохо бы, — вздыхаю. Которая рожала — на фиг. Вот лет в девятнадцать телка — это нормал.

"Песенка о смешном человечке" Пахмутова

Хотя… хотя я бы, конечно, тоже с девочкой. Только картошка и хлеб. Но картошка хоть и универсальный продукт, а уже не лезет. У Лехи, в отличие от меня, вообще нет вариантов.

К жене путь заказан, там уже другой хозяин, а родители — в Прокопьевске, отец у него бывший шахтер, а ныне инвалид, мать тоже какая-то больная; в пору им помогать, а не ждать перевода или посылки с вкусненьким. Попросим у Павлика раскуриться. А потом что делать, когда на хавку пробьет? Мой сосед вновь погружается в разглядывание трещинок на потолке. Я брожу по комнате. На будильнике — половина двенадцатого. Засыпаем мы часа в два обычно… Как убить время? Хотя бы телок каких-нибудь… — О-ой, дебилина, — в ответ стонет Леха.

Проблему сделал… Да спустись, они у входа рядами вон дежурят, только и ждут, кто б их подснял, напоил и оттрахал. А на хрена я им пустой? Была бы бутылка… Леха, прищурившись, осмотрел меня с ног до головы: Санек за стеной, видно, срубился… Доживает свои последние дни на гражданке. Я это ощущение помню. Все, кажется, конец.

Так вот посадят в поезд, лысого, слабого, перепуганного, и повезут на убой. А вокруг жизнь, люди свободные гуляют и не замечают, что ты с ними прощаешься. Равнодушные насчет тебя и счастливые. А тебе все— конец. Отворачиваюсь к стене, царапаю ногтем выцветшие, полуистлевшие обои. Или, хе-хе, или в натуре, — он готов заржать, — еще ни разу?. Мне необходимо общение с. Необходимо время от времени почувствовать рядом молодое, упругое, страстное тело. Для меня женщина — это не только… это самое… Это чудо, понимаешь, нет?

Мне нужен трепет, шепот ласковых слов, нежные прикосновения… А по-твоему: Мне трех лет с женой до отрыжки хватило. И кстати — надолго! Я сел на кровати и стал обуваться. Коридор длинный — через весь этаж. Мы живем в левом крыле общаги, а до конца правого метров триста, если не. Справа и слева частые двери.

Коридор узкий, полутемный, половина ламп дневного света перегорела, другая светит слабо, часто мигая и потрескивая. Стены покрашены темно-синей краской, а двери какой-то болотной. Проходим мимо опустошенных кухонь, вонючих пещер умывалок и уборных, запертых помещений для стирки — бывших душевых… А девочки той, на подоконнике, уже.

Вот сейчас бы как раз подойти, заговорить, познакомиться. Леха, оказавшись от нее в двух шагах, стопроцентно бы согласился помочь мне… — Давай все-таки заглянем к Павлику, — предлагаю, когда, дойдя до тупика в правом крыле, мы повернули обратно. Это невысокий, начавший лысеть парень, сухопарый, с сизо-бледным лицом и мелкими, изъеденными кариесом зубами. Конечно, нигде не работает. Нашел вот страшную, а потому ценящую мужчин и покладистую бабищу с жильем каким-никаким и лег на кровать.

Иногда Павлик уходит в степь за городом, собирает коноплю; еще посещает библиотеку, очень любит читать приключения и простенькие детективы. Комната кажется совсем мизерной.

Это из-за шкафа, широкой кровати, двух столов и всякого барахла, непременного для создания так называемого уюта. Ксюха возится у плиты, что-то варит. Павлик, конечно, лежит с книгой. Наконец-то оставил книгу, поднялся. Мы с мамой и вкус забыли. У Павлика на лице выражается недовольство. Он, ясное дело, курнул слегка, больше не хочется, да и халявщики кому ж приятны… — Самим, парни, надо беспокоиться. Все пустыри позаросли — выходи и рви на здоровье.

Ксюха смотрит воинственно, готова при первом же проявлении с моей стороны признаков наглости вышвырнуть в коридор. Но Павлик, спасибо ему, смягчается: Я уж думал, плана хотите, шишек. Павлик лезет под кровать. Достал сначала один матерчатый мешочек, помял, отложил в сторону. За ним другой — побольше. Я с готовностью отвечаю: Он бы смог… — Что ж делать, — вздыхаю, принимая стакан, — и в жизни такое на каждом шагу.

Вечно что-то мешает… Ну, спасибо, Паша, огромное! До свидания, спокойной ночи! Ксюха пробурчала в ответ, чтоб стакан вернули. Мы с Лехой пятимся из комнаты. За нами следует Павлик, разминая пальцами сигарету. Зубами б разгрыз… — И на хрена тебе эта шала? Такая маслянистая, подслащенно-горькая, хрустящая солома. Но малоприятность самого поглощения искупается последующим… Правду сказать, куда больше, чем курить косяки, мне нравится кузьмич и манага.

Нежно-зеленые, терпкие, от них своеобразный, волнообразный приход. Готовятся, как обычные блины, только в тесто, кроме всего прочего, добавляют и коноплю. Эти рецепты я узнал не так уж давно — когда обосновался. В Кызыле пробовал, конечно, травку, там грех не попробовать, но предпочитал портвейн, был юношей достаточно правильным, книги любил читать, стихи сочинять пытался.

А здесь — понеслось. Как говорится, сбился со своей орбиты, потерял стержень. Теперь мне чаще всего скучно, когда я в обычном состоянии, особенно невыносимы такие вот вечера в этой надоевшей комнате, наедине с надоевшим Лехой. И хочется как-нибудь заторчать, разбить тупое однообразие. Ну, понятное желание… 2 В брехаловке предспектаклевая ругачка.

Костюмерши недоглядели за одним из платьев, и на его широком складчатом подоле — здоровенное пятно. Видимо, задела актриса Таня Тарошева за декорации, а они окрашены какой-то жутко мажущейся, похожей на печную сажу краской, и — вот… — Это ваша работа, понимаете?!

Ваша непосредственная работа, чтобы одежда была чиста, отглажена, готова! Одна костюмерша, Валя, трет пятно отбеливателем, а другая, Ольга, стоит перед директором, кивает, безоговорочно соглашается, признавая вину.

Песенка о смешном человечке | Детские тексты песен | Тексты песен

Режиссер Дубравин скрючился в кресле, лицо у него обиженное, он нервно курит. Актеры помалкивают, слоняясь по тесной брехаловке. Женщины превратились в дам, на них пышные, яркие наряды, будничные лица разукрашены толстым слоем грима.

Фраки делают их нелепыми и смешными и в то же время притягательными для глаз, и, что ни говори, по сравнению со свитерами, тертыми джинсами, спортивными шапочками, что носят они в реальной жизни, — фраки и прочие подобные вещи очень их облагораживают.

Мы, пятеро монтировщиков, рядком сидим на длинном кожаном диване, равнодушно слушаем то оглушительно-громкую, то жутковато-тихую и, кажется, бесконечную речь директора. Лениво курим, у нас все готово для предстоящего представления. Тут из гримерной появилась Пашнина, наша ведущая актриса, прима, как говорится. Капризная, стареющая, заигранная, но — привычка режиссеров — незаменимая.

Переиграла всех главных героинь из мировой драматургии… И своим хрипловатым, страдальческим голосом она взывает: Виктор Альбертыч, умоляю вас! Людям нужно собраться, сосредоточиться. Что же это такое! О, что теперь, что! Тут как тут запыхавшаяся помреж Аня с неизменными бумажками в кулаке, как всегда перепуганная, будто каждый спектакль для нее — сеанс у стоматолога.

Пашнина выпрямила свое гибкое, змееобразное тело. Парикмахерша Ксюха скорее поправляет ей чуть сбившийся парик; Валя бросается за шалью для прикрытия злосчастного пятна. Актеры гуськом через узкий проход потянулись на сцену.

Дубравин откидывает голову на спинку кресла и напряженно вглядывается в люстру. Виктор Альбертович уходит к себе в кабинет с видом наведшего порядок городового. А ты, Ромыч, как? Я молчу, категорически отказываться неудобно.

Бригадир же тем временем вытягивает из Лехи имеющуюся у него мелочишку… Понимаю, что со своими шестью рублями придется расстаться. Поездка к родителям, значит, на этой неделе отменяется.

Вслед за всеми лезу в карман. Передаем Вадиму бумажки, монетки, тот их заботливо сортирует. Торчать здесь, ожидая антракта, когда нужно переставлять декорации, не очень-то улыбается, тем более отходняк после вчерашнего кузьмича донимает.

Деньги перекочевывают ко. Осторожно пробираюсь в нашу кандейку. Нужно пройти за задником сцены. В двух шагах от меня, за холстиной, веселятся на освещенном пространстве актеры. Как раз у них там дворянский пикничок разыгрывается.

На сцене — придуманный мирок, фанерный, двухчасовой. Но актеры именно сейчас по-настоящему и живут, прохаживаясь выразительно по определенным режиссером маршрутам, произнося внятно и с чувством заученные фразы, — заученные до такой степени, что кажутся актерам своими собственными, выталкиваемыми прямиком из сердца, — пытаются заразить своей игрой собравшихся в зале. У меня частенько возникает желание как-нибудь разрушить этот мирок, этот обман. Надеть сейчас, например, в костюмерной тулуп, приклеить бороду и выйти под фонари.

Кхе-хе, — таким скрипучим голосом. Уж насыплют углей под хвост! Аня, помреж, прячась за кулисами, с привычно круглыми от страха глазами следит за действием. На всякий случай приставила палец к губам: Я киваю, точно соучастник, бесшумно спускаюсь по железной лестнице в подвал. У нас там тесная и душная кандейка, в ней мы почти не бываем, но само ее существование не лишне: Надеваю куртку, пакет прячу за пазуху… Н-да, жалко мне шести рублей, перед родителями неудобно — надо ведь картошку срочно выкопать, но и выпить хочется.

Как Вадим говорит — вздрогнуть. В начале восьмого на улице совсем темно и безлюдно. А закончится спектакль около десяти. Очередной, сто шестнадцатый сезон стартовал недавно, впереди без малого десять месяцев почти ежевечерней, кроме понедельников, однообразной работы.

Театр старый, с традициями и историей, как и всё в этом городе. Фойе украшают несколько стендов с истрескавшимися, выцветшими фотографиями, ветхими афишами некоторые — вековой давностипожелтевшими рецензиями из местных газет. Кроме всего прочего, театр гордится своей живучестью. Наш завлит, старушка Наталья Юрьевна, любит рассказывать о временах борьбы за театр в шестидесятые годы. Хотели тогда его упразднить, дескать, в районном центре и Дворца культуры хватит. Но общественность горячо вступилась за сохранение: Не исключено, даже вполне вероятно, что на какой-нибудь спектакль заглядывал сам Владимир Ильич Ленин, — от библиотеки-то, где он занимался, до театра всего сотня шагов!

И театр решили оставить, и вот он существует и действует, и, что самое удивительное, при населении Минусинска в тысяч сто зал почти каждый вечер заполнен, бывают даже аншлаги.

Стоит он в центре старой части города, на берегу закисшей, перекрытой в нескольких местах плотинами протоки Енисея. По соседству одно- и двухэтажные каменные домики прошлого века и черные, из толстенных бревен избы с тесными огородиками… Самые крупные здания здесь — краеведческий музей, основанный лет сто тридцать назад, и Спасский собор, освященный в тысяча восемьсот пятнадцатом. Собор оживляет центральную площадь, собирает окружающие постройки, подчеркивает, что Минусинск город старый и русский.

Помню свои полудетские впечатления, когда приезжал в Минусинск к бабушке. Вроде от нашего Кызыла всего-навсего неполных четыреста километров рядом, по сибирским меркама совершенно иная природа, другие дома, воздух, язык, уклад жизни.

Гуляя по тихому, точно бы вечно сонному городку, по вымощенным камнем-плитняком тротуарам, подолгу рассматривал здания, от которых, казалось, исходил запах и настроение далекого прошлого.

Каждую секунду ожидал появления людей в каких-нибудь зипунах, картузах, в сапогах гармошкой. Да — родина, друзья, чистый и стремительный Енисей, сухое горячее солнце, степь и кольцо гор на горизонте. Но, вернувшись из армии, после двух с лишним лет отсутствия, я увидел все это несколько другими глазами: Кызыл показался мне тесным мешком, где теперь мне придется жить и дальше, близкие горы стали давить и пугать, словно непрочные стены; друзья изменились, меня к ним не тянуло.

И захотелось уехать, перебраться в тот мир, нарисованный воспоминаниями о кратких, радостных впечатлениях детства. А теперь, теперь, наоборот, ставший реальностью и местом постоянного пребывания, Минусинск меня угнетает, раздражает; эти старинные, пыльные домишки хочется разломать, кривые червивые яблони повыдергать.

Хочется убежать и отсюда… У каждого города, я заметил, свой темп жизни, и подстроиться под него чужаку, приезжему очень сложно. Темп жизни Минусинска — вялый и натужный, как кровь в старческих венах; в Кызыле же, как в большинстве молодых столичных городов, он быстрый, легкий, свободный.

Люди в Минусинске оказались инертнее, все здесь делается с трудом, со скрипом; мне теперь не хватает близкой быстрой реки, жаркого сухого солнца летом и мертвой, без неожиданных оттепелей зимы; той неугомонной молодежи, что до старости носится с фантастически грандиозными идеями выпускать какие-то альманахи, играть рок-н-ролл, читающей между стопками водки свои стишки со смешной и симпатичной значительностью, словно читают лучшие стихи, созданные человечеством.

Ближайший город — столица Хакасии Абакан. Каких-то двадцать пять километров отсюда. И он очень похож на родной мне Кызыл, даже многие здания — драмтеатр, дворец правительства, универмаг — почти такие же, видимо, строили их, оба республиканских центра, по одному плану; и люди тоже похожи. При первой возможности я езжу.

Там у меня есть подобие друзей, там мне нравится, становится почти уютно… Да, странно, но я чувствую себя в своей тарелке в городе, расположенном в скудной степи, где самые старые здания — годов пятидесятых, где во всем чувствуется Азия и беспокойство сплетения нескольких разных народов, разных культур. Я бы переехал в Абакан, конечно, будь у меня возможность. Но в сонном, пресном Минусинске есть работа, какое-никакое, но жилье, рядом в деревне родители… Занятый мыслями, я машинально дошел до знакомой избушки на улице Красных партизан бывшая Александра Второго, как значится на указателе первого дома.

Постучал железным кольцом-ручкой в калитку. Залаяла собака, прыгая по двору и звякая цепью. Собака крупная и злобная, ей есть что охранять. По крайней мере пяток бочек со спиртом, из которого делают знаменитое на весь город самопальное пойло — цыганку, двенадцать рублей за пол-литра.

Баснословно дешево и вроде безвредно — о серьезных отравлениях я не слышал, а похмелюга не сильнее, чем от обычной водки. Притихшая было собака от моего голоса снова заходится в лае, бросается яростно на ворота.

Пока хозяин занят наполнением тары, насчитываю тридцать шесть рублей. В основном — монеты. Хм, психологически верно проведена эта деноминация: Но это, конечно, мелочи, главное — чтоб они были, чертовы деньги, а в каком виде, дело пятое… Горсть монеток в обмен на тяжелый, залитый под завязку цыганкой полуторалитровый баллон.

После спектакля, убрав декорации со сцены и дождавшись, когда театр опустеет, спокойненько разопьем под простенькую закусь и такую же простенькую беседу. Чего еще ждать и хотеть от вечера, когда башлей только на это, да и сил и фантазии на большее, честно говоря. Уж кому-кому, а дядь Гене спектакли как кость в горле. Мается он — заплакать тянет. Раз по двадцать заходит в брехаловку, смотрит на часы на стене, сверяет со своими, что на руке, садится и медленно выкуривает сигарету, потом снова уходит, проверяет исправность автобуса, возвращается, дремлет в уголке или зачищает наждачкой свечи зажигания, которых у него всегда полны карманы.

У него два вечерних развоза. Первый — актеры, второй — цеховые рабочие костюмерши, парикмахерши, монтировщики, реквизиторы. Его трудовой день обыкновенно заканчивается где-то в полночь.

Сегодня мы слегка облегчаем его участь — мы доберемся до дому своим ходом, — решили не спеша посидеть. Предупредили дядь Гену заранее, тот понимающе подмигнул: Конечно, переживать, волноваться нелишне, особенно режиссеру, только так, как наш Дубравин, это уж перебор. Этот просто отключается, практически обмирает, когда идет его постановка.

И не имеет значения, первый раз или тридцатый, — одинаково сидит с белым лицом, смотрит в пространство. Лишь когда из зала доносятся финальные аплодисменты и актеры вбегают в брехаловку с цветами, краснея улыбками, Дубравин наконец оживает, достает платочек и долго утирает лицо, начинает дышать.

Его тормошат, поздравляют, целуют, и он вслед за всеми тоже улыбается, правда, изнуренно, точно дотащил до нужного места тяжеленный мешок, сбросил с плеч, и можно в конце концов обрадоваться, разогнуть спину, вытереть пот… Вообще-то актерам нравится болтаться в театре. Приходят часа за три до репетиции или спектакля, сидят без дела, курят, треплются ни о чем; частенько заглядывают летом, когда межсезонье, в понедельник — выходной день. Но после спектакля всегда бегут прочь как оглашенные.

Неразгримированные, полуодетые, мужчины — с залакированными хохолками над лбом, женщины, на бегу трущие навазелиненной ваткой свои кукольные лица.

Дело сделано, наркотик принят, скорей прочь отсюда!. Вот они бешено топочут по лестнице. Хлопает дверь, выбрасывая их на свежий воздух. Через полчаса они будут добрыми мамами, папами, людьми чуточку усталыми, но бесконечно счастливыми.

Но завтра, проснувшись, актеры снова поспешат сюда за новой дозой… А зритель оценивает их глюки глазами, тишиной в зале, аплодисментами, тоже пытается заторчать.

Наша же задача — монтировщиков — заключается в том, чтоб обставить сцену подобием реальных предметов или, наоборот, усилить впечатление сказочной чудесности действа. Без декораций активным и пассивным участникам представления добиться экстаза было б намного трудней… Спектакль окончен, зрительный зал опустел, актеры, трясясь в автобусе, наслаждаются легкостью и недолгой свободой, а мы очищаем сцену, таскаем на склад фанерные стены домов, бутафорный рояль, сухие березки с листочками из зеленой бумаги… Завтра будет другой спектакль, будут новые декорации, и актеры на два с половиной часа превратятся в других людей, но цель у них будет все та же… И так практически каждый день.

Сделав свое дело, мы сидим в одной из гримерок за накрытым столом. К нам временно, до возвращения дядь Гены из первого рейса, присоединились костюмерши. Они самые симпатичные и свойские девчонки из цеховых. Толстую Ксюху звать, конечно, не стали. У костюмерш все еще обида на директора. В граненых стаканах граммов по пятьдесят.

На бумажной афише разложен скромненький закусон. Колбаса вот, сырок плавленый, накрошенный мелко-мелко, естественно, хлеб и несколько помидорных долек. Костюмерши до конца не допили, оставили. Молча, напряженно жуем, глядя в стол. Со мной лично такого не было… — Да все из-за скандала этого, — оправдывается. После второй костюмерши начинают ерзать на стульях — по графику вот-вот должен вернуться дядь Гена. Жалко, конечно, с девушками пить как-то уютней. Посидим, пообщаемся, — уговаривает Вадим в меру своего словарного запаса.

Сука, вот всегда в самый такой момент! Костюмерши натягивают одна пальто, другая пуховик, хватают сумки, пакеты. Мы забыты, начало моего умного размышления растоптано. Оля и Валя несутся к выходу.

И попрощаться не соизволили. Сталкиваем стаканы, пьем без тоста. Вскоре, конечно, приковыляла сторожиха-вахтерша. Как большинство людей на подобных должностях, ворчливая, тупая, вечно всем недовольная. Берем бутылки, остатки закуси. Старуха осматривает гримерку, встряхивает пепельницу, проверяя, затушены ли окурки. Потом гасит свет, закрывает дверь на ключ.

У него уютно… Как декоратор Серега Петраченко незаменим. Где еще найти такого безропотного исполнителя чужих идей? Художник-оформитель создал эскиз, получил согласие режиссера и принес свое творение Петрачене. Так, мол, и так, здесь синим, здесь розовым. Столько-то в длину, столько-то в ширину. И попробуй накрасить не так, посадить цветочек на фанеру на десять сантиметров в сторону или чуть изменить цвет. Бедняга оформитель впадает в депрессию. Но к Петрачене никаких претензий, он все сделает тика в тику.

Журнальный зал

Он единственный мне знакомый хронический алкоголик. Он в прямом смысле не просыхает. Для него водка, как для меня, например, сигареты; каждые полчаса — стопочка, глоток водички, и можно работать. Пить он стал, как часто повторяет, от несвободы, обиды, зависти. Васильев, А зори здесь тихие. А ну-ка, съешь один пирог, ну-ка, кусни. Моя Тамарочка, которую я по-прежнему любил, а следовательно, и давно простил. Но ведь нравственное добро и зло в их собственном качестве существуют в действительности, а следовательно, составляют и предмет поэзии именно в этом нравственном качестве.

Соловьёв, Значение поэзии в стихотворениях Пушкина. Мы встречались не на этой, а, следовательно, на прошлой неделе. Хоть бы богатый был, а то шантрапа немец. Кабы они, санки, и на гору сами вкатывались. А то с горы катятся, а на гору — никак. Закрой хлебало, а то враз заставлю чернила пить. Шукшин, До третьих петухов. Выделяется знаками препинания или оформляется как отдельное предложение.

Солженицын, Один день Ивана Денисовича. Не то важно, из чего пьёшь, а то, с кем пьёшь. Васильев, Летят мои кони… Получалось довольно сложно: И колхоз, и мужики с кормами будут аж по самую новину, а то и на другой год перейдёт запасец.

Тут дело было проще: А то и совсем просто: А то и совсем просто-просто: На пристани, знаете, полицейские стоят, а то и наш же брат, жандарм местный, кляузу подвести завсегда.

А то что же, скажут: Между частями сочетания и после него знаки препинания не требуются. Быстрее собирай осколки, а то что же скажет мама? Но я не понимал, в чём дело, и только продолжал жалко бубнить, что мой ящик — это не совсем ящик, а точнее, совсем не ящик. Стругацкие, Сказка о тройке. Он не шёл, а, точнее, бежал, боясь опоздать на поезд. Он передал содержание рассказа в двух словах, а точнее он пересказать не. Не требует постановки знаков препинания.

А тут вступило мне: И мне приходило в голову: Проехав ещё с полчаса молча, ямщик снова обратился ко мне: Да ведь авось и там-то, в Европе-то, тоже давили немало — монголы-то всякие. Старшина предложил переждать часа два, авось опять разойдётся.

Быков, Дожить до рассвета. АЙ, междометие и союз 1. Выделяется с двух сторон знаками препинания, обычно запятыми, или оформляется как отдельное предложение. В конце предложения, как правило, ставится восклицательный знак. Никакой связи и не было; разве вот — зеркала: Что же вы мне ухо режете?! Что ты кричишь, ай случилось что? АЙ ДА, частица Не требует постановки знаков препинания. Ай да Кокорин, всем нос утёр. АЙДА, междометие и в значении сказуемого 1. Выделяется запятыми или оформляется как отдельное восклицательное предложение.

Вали в вагоны, куда попало!. Айда, пошли на рыбалку. Надо в город — берёшь палку и айда. Двадцать километров за три с половиной часа — и в городе. Было воскресенье, и я полагал, что он целый день проторчит дома, ан глядь, — он уже уселся за руль и захлопнул дверцу.

Набоков, Смотри на Арлекинов! С одним водки выпьем, с другим красного, с третьим пива, ан глядь — к третьему действию ты уж и на ногах еле стоишь… А.

Вот, думаю, уж всё пропало, погиб, ан глядь, — железная дорога по моей земле прошла, и… мне заплатили.

этот милый человечек всем и каждому знаком минус

АН НЕТ, частица Выделяется знаками препинания, обычно запятыми, или оформляется как отдельное предложение. Думал, в отставку отправит, ан нет, сгодился пока пристав Грушин. Ну, летит себе, и пускай летит! Аналогично умно раскрывающая свойства товара кампания, способная обеспечить высокое вовлечение, не гарантирует высокого внедрения. Нет ничего удивительного, если антигравитационные для нас поля антимира, то есть гравитация Тамаса, построены аналогично и за этим волнообразным выступом скрыты сгущения антиматерии — чёрные галактики и солнца Тамаса.

Поливариантной же она становится лишь в попытках объяснения её. Когда априори ни одно не может быть. Битов, Азарт, или Неизбежность ненаписанного. На самом деле он был миролюбив и прекрасно уживался с дворянами и за границей, и в нелегальной деятельности, и в студенческом быту, хотя и относился к ним с большой долей предвзятости, априори считая бездарями, лентяями и безвольными субъектами.

Васильев, Были и небыли. АТУ, междометие Выделяется знаками препинания, обычно запятыми.

этот милый человечек всем и каждому знаком минус

При этом, если междометие находится не в начале предложения, то следующее за восклицательным знаком слово пишется с маленькой буквы. Жиран беспрестанно останавливался, поднимая уши, и прислушивался к порсканью охотников. У меня недоставало сил стащить его с места, и я начинал кричать: В трибунах свист, в трибунах вой: Высоцкий, Песня сентиментального боксёра. АУ, междометие и в значении сказуемого 1. Выделяется запятыми или оформляется как отдельное предложение.

Ау, есть кто живой? Скажут, что я Писарева читал, — и ау! Горюют они теперь, бедные девочки, да ау, поздно-с. Не воротишь девичьей чести. АХ, междометие и в значении сказуемого 1. Но, ах, оказалось бы, что я так увлёкся разговором, что чуткие штатские, услышав только начало его, бесшумно, один за другим, покинули кафе.

Ах негодяй, что наделал! Старинный сервиз ах со стола — и вдребезги! Фильм не ах, но посмотреть. Ах вот оно как, мальчишка просто хотел напугать родителей! Употребляется, когда говорящий неожиданно вспоминает о чём-то упущенном. Ах да, мои вещи. У меня нет вещей. Ах да, ведь вы с другого перрона! Ах, да неужто ли подобное возможно!

этот милый человечек всем и каждому знаком минус

Ах, да сделай же что-нибудь наконец! АХ ТЫ, междометие Выделяется знаками препинания, обычно запятыми, или оформляется как отдельное предложение. А ты и не поел. Ах ты, грех какой вышел! Мамин-Сибиряк, На реке Чусовой. АХТИ, междометие Выделяется с двух сторон знаками препинания или оформяется как отдельное предложение. Ахти, а ведь он всё дожидается!

В общем, хоть и не ахти какая умница, а всё-таки очень милая, уютная. Возня с визами, денег не ахти как. БА, междометие Выделяется знаками препинания запятыми или оформляется как отдельное предложение. Что бишь это такое? Булгаков, Мастер и Маргарита. БАХ, междометие и в значении сказуемого 1. Выделяется знаками препинания или оформляется как отдельное предложение-реплика.

Как правило, произносится с восклицательной интонацией и в конце ставится восклицательный знак. Только оторвал одну доску, слышу — бах! Стронули медведя, вдруг я слышу: Коваль, На барсучьих правах.

Тут ему ещё какой-то адвокатишка подвернулся, он его и бах! БАЦ, междометие и в значении сказуемого 1. Как правило, произносится с восклицательной интонацией и после него ставится восклицательный знак.

Он рос вместе с другими ребятами, лазал по чужим огородам, играл в бабки — и как играл! Ну, после смерти отца он иногда бывал у меня, встречался на улице и в один прекрасный вечер вдруг — бац! Не успели мы замочить в корыте портянки и бельё — бац! А из-под кровати вдруг что-то бац нас по булдажкам, — мы оба вскрикнули и враз на середину комнаты выскочили и трясёмся… Н.

Если цыплёнок выведется, я его бац в кастрюлю, и пусть себе сохнет. Обитатели одной из окраин губернского города Орла, в свою очередь по отношению к месту жительства называвшиеся пушкарями… давая Ивану Акиндиновичу это имя, без сомнения, не имели в виду свойств, присущих столь нежному и деликатному плоду, как бергамот. Андреев, Баргамот и Гараська. Здоровье, без всякого сомнения, дороже. Она без тени сомнения сказала ему. Нет, без шуток, покажите мне, что вы будете кушать нынче.

Но отвечаю вам без шуток. Вы средневековый феодал сорок пятого года. Работали молча, без страстных пререканий, без шуток в свободную минуту. Вот, говорит, какое богатое добрище, а всё пойдёт, безусловно, прахом и к чёртовой бабушке. Агапов держал себя как безусловно порядочный человек. Не менее прочную позицию занимали в его душе немногие истины, добытые путём житейского опыта и безусловно господствовавшие над местностью. Оформляется как отдельное предложение-реплика.

Между частями оборота возможно тире. Ему на другой же день адмирал послал дюжину вина, и по дюжине или по две рюмок и стаканов — пей не хочу! Весь мир только для твоего наслаждения создан… бери — не хочу!

Арцыбашев, У последней черты. Хлеба — ешь не хочу, брага не переводится, а хоть сыты живут, да всласть не едят, не то что по вашим местам. Тогда она единственный раз поступила так, как если бы она осталась действительно и бесспорно беззащитной: Достоевский, Записки из подполья. Вы правы, но только это не овцебык, это бесспорно. Старик-кучер смотрел, смотрел, слез с козел, да в кабак, благо около кабака завязли. Завтра же сбегаю на твою Шёлковую горку, благо день воскресный.

Постановка запятой внутри союза возможна, как правило, когда союз находится в начале предложения. Так и песни эти казались мякотью, сплошной мякотью, в отличие, скажем, от песен Шуберта, в которых он чувствовал музыкальный крепкий костяк, благо что и немецкого языка он не знал и он ему не мешал… Л. Улицкая, Медея и её дети.

Благо, что ещё не застало нас волнение в лимане, но и то однажды порядочно поколотило о песок, так что импровизованный стол наш и мы сами, сидя за ужином, подскакивали, вопросительно озираясь друг на друга. Благодарение богу, мы уже поняли свой долг относительно любезного нашего отечества. Столько лежит всяких дел, относительно одной чистоты, починки, поправки… словом, наиумнейший человек пришёл бы в затруднение, но, благодарение богу, всё идёт благополучно. Действительно, благодаря монохроматичности переменного поля, допустима более точная синтонизация на основное колебание.

Но благодаря ей будет спасено от голода целое семейство. Благодаря Николаю Матвеичу я выучил название всех гор, которые были видны от. В мягких толщах в изобилии попадаются бивни мамонтов, а местами даже целые трупы этих животных и их современников… сохранившиеся в неприкосновенности, с шерстью, рогами, внутренностями, благодаря вечной мерзлоте. Благодаря этим наводящим вопросам, Дунька рассказала по порядку всё происшествие. Старинное башкирское название этих гор как-то потерялось, а нынешнее они получили благодаря тому, что по увалам и россыпям росла в особенном изобилии малина.

Благодаря тому, что лето было очень жаркое и сухое, понадобилось поливать каждое дерево, на что ушло много времени и рабочей силы, и появилась во множестве гусеница, которую работники и даже Егор Семёныч и Таня, к великому омерзению Коврина, давили прямо пальцами.

Если Англия может указать в военной истории на самые блестящие кавалерийские дела, то только благодаря тому, что она исторически развивала в себе эту силу животных и людей.

Ищете меня бог знает в каких местах, а я просто был дома. Достоевский, Роман в девяти письмах. В городе уже говорили о нас бог знает что, но из всего, что говорили, не было ни одного слова правды. Кроме того, я был в ужаснейшем удивлении, недоумении, ужасе даже, узнав, что есть такие смешные и злые дамы, которые говорят с мальчиками про такие пустяки да ещё больно так щиплются, бог знает за что и при.

Бог знает отчего показалось мне, что матушка на него напрасно сердится, что он не виноват; мне хотелось просить за него прощения, вынесть за него какое угодно наказание. Бог знает почему я не уходил. На склоне неглубокого оврага, возле самого плетня, виднелась пасека; узенькая тропинка вела к ней, извиваясь змейкой между сплошными стенами бурьяна и крапивы, над которыми высились, бог ведает откуда занесённые, остроконечные стебли тёмно-зелёной конопли.

Бог знает, что вы это рассказываете нам, Василий Спиридонович! Бог знает, откуда это появилось. Если междометие произносится с восклицательной интонацией, после него ставится восклицательный знак. Сколько я сегодня ради бенефиса влил в себя этого винища и пивища, боже мой!

Но, боже мой, что же было бы дальше? Шура Шлезингер знала математику, индийское тайноведение, адреса крупнейших профессоров Московской консерватории, кто с кем живёт, и, бог ты мой, чего она только не знала.

Бог мой, да не я ли отдал в своё время всю жизнь за Розу Харитонову? Возможно, я сострил не бог весть как, но неожиданно здорово разозлил Суворова. Шукшин, Как мужик переплавлял через реку волка, козу и капусту. Он и сам был не бог весть какой опытный, то есть вовсе неопытный, но рядом с такой-то, совсем уж зелёной… В.

Я один горьким насильством судьбы вынужден ехать в эту зимнюю, морозную ночь, между тем как все мысли так естественно и так неудержимо стремятся к тёплому углу, ехать бог весть куда и бог весть зачем, перестать жить самому и мешать жить другим?

А приезжих было множество со всех концов России, от запада и севера, и моря, из Астрахани, Архангельска, Минска, Тамбова, Пирятина, Орла, Харькова и бог весть. У вас ещё покойный Лазарев честность завёл, ну она покуда и держится; а что впереди — про то бог весть… Н.

Обозначает надежду говорящего на благополучный исход дела. Выделяется с двух сторон знаками препинания, обычно запятыми. Самому жить хотелось, действовать, может, бог даст, в офицеры выйти. Зато парень вымахал рослый, красивый, может, бог даст, и умишком возьмёт. Будущим летом, бог даст, махнём на Кавказ и весь его верхом объедем. В значении грамматической основы. Ну, да уж пускай, что бог даст, то и будет, — прибавьте ещё лобанчик хоть обрезанный и прячьтесь.

Бог даст вам счастья, простите. Чехов, Дом с мезонином. Если междометие произносится с восклицательной интонацией, после него следует восклицательный знак. Ну, бог с тобой, коли тебе, дьякон, сиротская слеза не солона.

Да что ты, бог с тобой! Шукшин, Беседы при ясной луне. Мы и не гонимся: И ты предстанешь в этот благоуханный, изящный мир, перед такой женщиной, как mademoiselle Sophie, ты, такой и от природы, бог с тобой, некрасивый, неуклюжий да ещё с тяжестью и безобразием своих холостых привычек! Гончаров, Письма столичного друга к провинциальному жениху. А ты ведь не просто шофёр, ты, без прикрас скажу, божьей милостью водитель. Мы, божьей милостью император швамбранский, царь кальдонский, бальвонский и тэ дэ и тэ пэ, повелеваем вам счастливого пути и взад и вперёд.

Подчёркивает важность последующей фразы, используется перед заключительным и более сильным утверждением. Тёркин — это, так сказать, личный человек, солдат, живущий под этим или иным именем, числящийся за номером своей воинской части и полевой почты.

Более того, прозаические и стихотворные послания читателей говорят о желании, чтоб это было именно так, то есть чтобы Тёркин был лицом невымышленным. Никому не пришлось задуматься над тем, что признаться себе в страсти к молоденькой, красивой царскосельской фрейлине, сестре лицейского товарища, Пушкин мог без всякого ужаса; более того, если не страсть, то лёгкая полувымышленная влюблённость в неё не только Пушкина, но и одновременно двух его других товарищей, Пущина и Илличевского, была совершенно и заведомо известна.

Не требуют постановки знаков препинания. Переживаемое ею чувство было гораздо больше того, которое он испытывал по отношению к. Там уже ждала его гостья — большая полная дама с красным, мясистым лицом и в очках, на вид весьма почтенная и одетая больше чем прилично… А.

Слова в составе сопоставительного оборота. Несколько больше, чем нужно бы при его росте, полненький, кругленький, тоже лысый.

Милый зверь накуролесил на новом месте ещё больше, чем у. Вот Додик мой милый, милый и такой умный, он вырастет ещё больше, чем. Пребывание моё в отделении малолетних и потом в одном из столичных кадетских корпусов преисполнено для меня самых разнообразных воспоминаний, между которыми грустных, конечно, гораздо более, чем весёлых, но я не стану заносить их в свои записки.

Самого Баргамота Гараська ругал так фантастически реально, что тот, не понимая даже всей соли Гараськиных острот, чувствовал, что он обижен более, чем если бы его выпороли.

этот милый человечек всем и каждому знаком минус

В справочниках по пунктуации например, в справочнике Д. Данная рекомендация иллюстрируется примерами: Посылка весит не больше чем восемь килограммов ср.: Однако это правило часто бывает трудно применить на практике. Можно предложить иной критерий разграничения, а именно: Водка была горькая, разведённая, по случаю праздника, водой более чем на три четверти. Таким образом тайна была сохранена более чем полудюжиною заговорщиков.

Более или менее точная копия владимирских храмов.

Пионерские и детские песни

Лесков, Бродяги духовного чина. Но есть обширная группа людей, более или менее сходных друг с другом и близких по своим душевным свойствам, — людей, созданных одной и той же культурой. Если это зависит от индивидуального количества потребных благ, кому сколько, — то люди должны быть более-менее равно счастливы тем, насколько удовлетворены их реальные потребности.

Вместо этого люди более-менее равно неудовлетворены тем, что они имеют, хотя уровень притязаний может быть разный. Веллер, Всё о жизни. Браво, сегодня ты превзошёл самого. Ты, буде захочешь, достигнешь цели.

Ох, сударь, и сами не знаем, кого нам ещё господь послал и будем ли мы живы к ночи! Исчезает так, что кажется, будто он проваливается сквозь землю. Она смотрит на жизнь будто сквозь розовые очки. Всё окрест будто обмерло, один только выстрел — и больше ни звука, и нигде никого поблизости. Над лесом и будто над всей землёй стояла великолепная тишина. А муж её будто бы шофёр, возит в автобусе народ по улицам. Произносится с вопросительно-восклицательной интонацией. Выделяется знаками препинания вместе с последующим оборотом.

В подобных чрезвычайных случаях, будь то в бою или в затишье, политработник вправе и обязан приказывать. Каждое государство, будь то республика или наследственная монархия, имеет свой государственный герб. Они не обкрадывали, а буквально вылизывали нашу бедную кассу. Я должна рассказать о том, что произошло буквально минуту тому назад, на перемене.

Алексин, Мой брат играет на кларнете. На небольшом песчаном пляжике я скинул сапоги, быстро разделся и дважды старательно выстирал грязные, пропитанные потом, пылью, ружейным маслом и чьей-то кровью гимнастёрку и шаровары, ставшие буквально чёрными портянки и пилотку.

Коваль, Приключения Васи Куролесова. Пришёл, положил мешок в угол, а сам — бух на коленки передо. Смотрю и думаю, куда бегут? Как тараканы, в ведро. С кухонного стола — бух.